Главная Поиск Карта сайта Версия для печати
 

Медиа-марафон "Гордость края - люди труда!": Борис Ончуров

Борис Семенович Ончуров

Ветеран, директор СП "Комсомольские тепловые сети", почетный гражданин г. Комсомольска-на-Амуре

1.jpg

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ НАДЕЖНОЕ ТЕПЛО

Тридцать пять лет руководивший предприятием «Комсомольские тепловые сети» Борис Семенович Ончуров считает, что «ничего особенного не сделал». Мол, выпала на его долю обычная, рутинная и ответственная работа. Но перечень глобальных строек и значимых объектов, введенных в строй при его участии, золотой нитью вшит в историю города, в историю развития тепловых сетей. Этот перечень стремительно ширился в годы подъема, не иссякал во времена кризиса, создав на многие годы вперед мощную подушку безопасности и надежности в сфере обеспечения теплом Комсомольска-на-Амуре и Амурска.

А начиналась эта яркая биография самым типичным для своего поколения образом. Любознательный подросток, азы производства, мудрые наставники… Главным отличием, наверное, оказались неудержимый интерес к тонкостям профессии и незаурядная настойчивость в продвижении к цели.

2.jpg

НОРМУ НЕ ПЕРЕВЫПОЛНЯЙ!

Борис Семенович вспоминает:

- Мой отец, участник легендарного Ледового перехода, всю жизнь проработал на заводе Ленинского Комсомола, возглавлял отдел жилищно-коммунального хозяйства. Он и привил мне интерес к технике. Мне было лет 12-13, когда отец приобрел мотоцикл. Вместе с отцом я возился с мотором, пытался разобраться в назначении деталей и нехитрых узлов. А вот наставлений я больше получал от матери. Она была невероятно работящей. Наверное, главное, что я перенял от родителей – трудолюбие и строгость к самому себе.

Едва я окончил школу - летом 1957 года, - отец привел меня к начальнику энергоцеха судостроительного завода Гавриилу Ивановичу Баланеву. Тот взял меня учеником слесаря на ремонт запорной арматуры. На производстве я получал бесценный опыт, с огромным удовольствием вникал во все нюансы профессии. В энергоцехе располагался небольшой механический участок с фрезерным, токарным, другими станками. Они меня просто завораживали. Мастера заметили мою заинтересованность и начали потихоньку обучать токарному ремеслу. Год я простоял за станком, вытачивая различные детали. И дело это мне очень нравилось, порой даже слишком. Так однажды увлекся, что не сразу заметил подошедшего старшего мастера. Тот строго спросил:

-Ты зачем столько деталей нарезал?

- Получается, вот я и режу, - отвечаю.

- Не надо! Здесь норма.

Не надо было, оказывается, перевыполнять эту норму…

В двадцать один год я был назначен бригадиром слесарей. Все, кем пришлось «командовать», были намного взрослее. Но слушались, понимали мою ответственность. Я, в общем-то, никуда не рвался, просто проявлял себя, стремился постичь секреты производства. Наша бригада не раз предлагала мастеру свои решения той или иной производственной задачи.

. . .

Конечно, такому пытливому пареньку надо было учиться. Но технического вуза у нас еще не было, а в другой город родители не имели возможности отправить сына. Но, как только в Комсомольске-на-Амуре открылся политехнический институт, Борис тут же поступил на вечернее отделение факультета технологии машиностроения.

- Жили мы на Мылках, - рассказывает Борис Семенович. – И мне на всю жизнь запомнилась такая картинка: выхожу из трамвая у института, а со стороны Дзёмог тоже приходит трамвай, и столько студентов оттуда выскакивают! Очень много молодежи училось на вечернем отделении! Тогда это было нормой. Конечно, это давалось нелегко. Сейчас вспоминаю, сам удивляюсь, как на все хватало энергии: закончил смену, надо прибежать домой, переодеться, схватить то, что ты вчера вечером почитал, поехать в институт, до половины десятого позаниматься. А потом - домой, утром на работу рано вставать. Отец приучил меня приходить в цех в семь утра. В те годы рейсовых автобусов не было, ходили грузовые такси. Добраться до площади Кирова было проблематично. Так что отправлялись к заводу задолго до смены. Я так привык приходить на работу к семи утра, что даже, будучи директором, раньше всех появлялся на предприятии…

СТУДЕНТ-НАЧАЛЬНИК

Энергоцех, куда пришел учеником слесаря подросток Борис Ончуров, вскоре разделился на различные службы: водоканал, электросети, а службу энергетиков передали в ведение комсомольской ТЭЦ-2. А еще позже служба вошла в состав образовавшихся теплосетей.

Борис Семенович Ончуров учился уже на пятом курсе, совмещая студенчество с должностью начальника ремонтно-механического цеха предприятия. Сорок человек находились в его подчинении. Здесь трудились экскаваторщики, сварщики, токаря, плотники, столяра. В состав цеха входил строительный участок, гараж. Гараж давал технику в Амурск, обеспечивал районы. С целью ремонтов приезжали именно сюда, здесь было все для ликвидации порывов.

- Когда предприятие обращалось в «Хабаровскэнерго», мол, нам экскаваторы нужны, нам машин не хватает, необходимо эти машины оснастить аварийным оборудованием, то вышестоящие специалисты реагировали на эти просьбы безотлагательно. Приезжали сюда, рассматривали вопрос на месте. Наверное, все хабаровские руководители перебывали в ремонтно-механическом цехе в бытность мою начальником. Этот цех стал прототипом сегодняшней аварийно-ремонтной службы, - говорит Борис Семенович. - Немало мне как руководителю службы пришлось поработать в Амурске. Пока не набрали местный штат, каждый день направляли туда специалистов в командировку.

В семь утра машина, полная людей, отправлялась в этот городок. Задачи здесь приходилось решать разные, порой самые неожиданные. Главной сложностью было то, что тепловое хозяйство Амурска представляло собой автономные схемы, разработанные тремя основными предприятиями, гигантами тогдашней индустрии. Каждый эксплуатировал свою зону магистралей, эксплуатировал порой непрофессионально. Теплотрассы оказывались в запустении. Случались серьезные аварии, а то и переморозка труб. Предприятие «Комсомольские тепловые сети» приняло решение создать здесь единый эксплуатационный участок. Режим, программные испытания, задачи наладки – все это легло ответственностью на коллектив, руководимый Борисом Семеновичем.

- Целостную схему трассы города мы собирали буквально по крупицам, - рассказывает Борис Семенович. - К тому же отсутствовала база для постоянного размещения тепловиков, в плачевном состоянии находилась котельная, остро стоял кадровый вопрос. Звонят мне однажды ночью: котельная остановилась! Как так? С механиком приезжаем в Амурск, а там местные работники - выпившие и ничего сообразить не могут. Срочно пришлось вызывать специалистов из Комсомольска-на-Амуре, устранять поломку. Так постепенно наводили порядок во всех сферах теплового хозяйства.

. . .

И вот в эти напряженные годы чуть было не случился неожиданный и негативный поворот в биографии студента-начальника. Трижды парень сдавал преподавателю экзамен по токарному делу. Тот только усмехался, а оценку не ставил… Сложно даже предположить, чтобы руководитель ремонтно-механического производства, ежедневно решающий сложнейшие технические задачи, мог настолько плохо знать процесс, чтобы не суметь о нем рассказать экзаменатору. Наверняка, за упрямством преподавателя стояли какие-то личные мотивы. Но факт остается фактом: три попытки сдать экзамен закончились ничем. И студент Ончуров от этой неудачи... плюнул на учебу и целый год не появлялся в институте. Так, возможно, и бросил бы. Но однажды к нему подошел директор предприятия Гавриил Иванович Баланев, тот самый, что взял семнадцатилетнего Бориса Ончурова когда-то в слесаря.

- Я считаю его своим первым производственным учителем, - с теплотой говорит Борис Семенович, - так вот он мне почти приказал: «Не вздумай бросить институт! С первого сентября чтобы был в аудитории!»

На молодого специалиста рассчитывали как на руководящий резерв. Тому подтверждение следующий факт биографии: через пару лет после получения диплома Бориса Семеновича назначили главным инженером предприятия. А было ему в ту пору всего двадцать восемь лет. Стремительный рост. Но стоит за ним редкое трудолюбие, ответственность и желание во всем добиться результата.

Для самого Бориса Семеновича назначение главным инженером неожиданностью не стало. Еще, будучи начальником ремонтно-механического цеха, он замещал во время отпусков главного инженера. Так что с его работой был знаком не понаслышке.

МОЛОДОЙ, А ГЛАВНЫЙ!

- Я вообще человек неспокойный, - признается Борис Семенович. - Мы с Баланевым были в хороших отношениях, но сожалею о своей эмоциональности, порой схватывался с ним по производственным мелочам. А Гавриил Иванович был человек умный, глубоко вникал во все вопросы, обид не копил. И я у него многому научился.

Самое первое здание Комсомольских тепловых сетей размещалось на пересечении улиц Котовского и Пендрие. Там стояли насосы, осуществлявшие перекачивание с теплоносителя в центральный район до Аллеи Труда. Цех тепловых сетей переехал в это здание.

- Мы вместе с Гавриилом Ивановичем занимались обустройством, - продолжает рассказывать Борис Семенович. - Открыли бытовки на первом этаже и механическую мастерскую. А дальше видим, что город строится, решили, что и нам надо расширяться. Деньги в те годы нам выделяли достаточные, и мы своими силами, как тогда говорили, хозспособом, начали строить новые этажи и помещения предприятия. До сих пор удивляюсь тому, что мы при этом не имели никакого генплана или мало-мальски подробного эскиза. Пришли на место, отмерили, посоветовались: «Давай вот так делать?» «Давай!».

Идея пристроить к зданию гараж принадлежала Гавриилу Ивановичу. Мы смутно представляли себе, как этот гараж должен выглядеть, приспосабливали его размеры под уже существующее помещение. Получалось неплохо. Это вдохновляло, и мы продолжали строиться. В гараже разместилось около тридцати единиц техники: насосы, экскаваторы, передвижные электростанции…

3.jpg

Когда возводили столовую, Гавриил Иванович руководил лично: здесь стенку возвести, здесь подсобку спроектировать. Я тогда очень удивлялся его предусмотрительности: как он умудрялся каждое дело досконально знать? Знать, что вот здесь какой-то склад нужен, тут – бытовочка? А все потому, что директор уже мысленно просчитывал наперед, что будет необходимо будущему персоналу. Я перенимал этот опыт. И тоже начал предлагать.

«А, давайте, - говорю, - над столовой надстроим еще одно помещение». Гавриил Иванович: «Зачем?» А я: «У нас медкабинета нет». Моя идея Баланеву понравилась. В открывшемся вскоре медпункте расположился специалист, проводивший медицинский осмотр водительского состава. Позже здесь обосновался кабинет стоматолога, разместилось современное медоборудование.

ДИРЕКТОР

Как интенсивно развивался и рос наш город в семидесятые годы! Рождались новые предприятия. А жилья тогда строили по двести и более тысяч квадратных метров в год.

- В Привокзальном микрорайоне, я помню, буквально на глазах вырастал дом за домом, - вспоминает Борис Семенович. - Это сегодня при остановке темпов строительства в городе избыток тепловой энергии. А раньше ее не хватало. Теплосети очень интенсивно прокладывали новые магистрали трасс, соединяя в единую схему новые жилые микрорайоны и предприятия.

Именно это бурное время и выдвинуло на должность директора молодого, энергичного Бориса Семеновича Ончурова.

4.jpg

- В тот день, когда решался вопрос о моем назначении, управляющий «Хабаровскэнерго» Николай Алексеевич Тырнов привез меня к Михаилу Ивановичу Тищенко, тогдашнему председателю горисполкома, - говорит Борис Семенович. - А тот уже повел к первому секретарю горкома КПСС Буряку. Александр Романович долго со мной беседовал, затем попросил сопровождающих: «Выйдите на пару минут, я с ним переговорю». А потом повернулся ко мне: «Вот, что я тебе скажу. Есть партия, есть начальство, есть многие другие. А ты должен всех выслушать, но принять собственное решение, делать так, как ты считаешь необходимым. Ты решаешь в тепловых сетях все дела».

Видимо, в эпоху, когда партия была нашим рулевым, давать наказ о самостоятельности считалось крамолой, поэтому Александр Романович наставлял будущего директора наедине. Зато слова Буряка Борис Семенович на всю жизнь запомнил, и они помогали ему в трудные моменты.

А трудных моментов ждать не пришлось. Молодому директору некогда было передохнуть, оглядеться. В 1975 году, в первый же год директорства, построена теплотрасса № 15 в Амурске, продолжается строительство теплотрассы в бурлящий новостройками Привокзальный микрорайон. Уже в следующем году начата глобальная реконструкция старых тепловых трасс №№ 1,2,3,5 с выносом их на поверхность.

В те годы главная задача предприятия - подавать надежное тепло на новые объекты - очень осложнялась многими составляющими. И главной трудностью были чересчур интенсивные темпы. Борис Семенович вспоминает:

- Вызывают к городскому начальству и ставят цель: подать тепло к двум подъездам новостройки Привокзального микрорайона. Приезжаю на объект. Вижу, что строительные работы на здании ведутся, но дом только начат. Готовы лишь три этажа. Возвращаюсь в горком партии, спрашиваю: «А где отопление-то делать?»

А мне: «Начинайте с первого этажа, пока до третьего дойдете, их будет уже девять». И точно! Крупноблочные дома строились очень быстро. Именно в Привокзальный микрорайон впервые была проложена труба пятисотмиллиметрового диаметра. Проектировщики посчитали, что с нагрузкой, какую требовал увеличивающийся микрорайон, «трехсотка» не потянет. Все делалось с перспективой на развитие. «Пятисотку» прокладывало городское управление капитального строительства. Возникало много сложностей на ее пути: что-то предстояло убрать из строений, что-то скорректировать в схеме. Больший диаметр требовал чуть больше народу на укладку, на будущий ремонт, но зато обеспечивал стопроцентную надежность и обширный охват потребителей. Трассу проложить проложили, а вот тепловых мощностей комсомольских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 явно не хватало. Остро требовался новый теплоисточник. Наше предприятие выступило заказчиком строительства водогрейной котельной. Мы защищали ее необходимость на уровне министерства, представляли документы и графики, доказывающие растущую нагрузку. А потом и строили котельную. Если сравнивать мощность, то наша водогрейная котельная, рассчитанная на 200 Гкал/час, имела почти половину мощности ТЭЦ.

. . .

С вводом в восьмидесятом году этой станции, а также участка теплотрассы № 17 (это была уже «семисотка») значительно улучшилось теплоснабжение в Ленинском округе, в Привокзальном микрорайоне. От второго котла водогрейной котельной, сданного в следующем году, были проложены теплотрассы №№ 18, 19, 23 в Ленинском округе. Закольцованная сеть регулировала нагрузку на Дземгах, разгружая ТЭЦ-2, теплоэлектроцентраль в свою очередь, обеспечивала другие территории города бесперебойным надежным теплом. Заместитель главного инженера «Хабаровскэнерго» Василий Григорьевич Зайцев в период строительства водогрейной котельной здесь практически жил, оперативно решая организационные вопросы для скорейшей сдачи стройки, настолько она была важна для города. Даже сегодня комсомольчане помнят острейший дефицит тепла в конце семидесятых - начале восьмидесятых годов. Именно на ликвидацию этого дефицита и были направлены все усилия.

На строительстве водогрейной котельной директор предприятия «Комсомольские тепловые сети» Борис Семенович Ончуров решал множество технических и инженерных вопросов, почти не выходя со стройки также как и представитель «Хабаровскэнерго». Фундамент, оборудование, монтаж - почти каждый день на совещаниях возникали все новые и новые проблемы. После сдачи в эксплуатацию директором водогрейной котельной был назначен Виктор Семенович Губин. Тепловики набирали персонал, обучали специалистов по оборудованию, насосам, очистке, а также диспетчеров. На эту станцию будущий персонал приезжал с целью практики. И директор - с ними, ему самому многому приходилось учиться. Процесс этот не прекращался. Стремясь к новым знаниям, Борис Семенович всегда поощрял то же стремление у коллег, помогал расти профессионально.

- Меня назначили руководителем Ленинского эксплуатационного района первого мая 1986 года как раз в период испытаний теплотрасс. Я пришел к Борису Семеновичу и признался: «Никогда не участвовал в таких больших испытаниях на плотность, на температуру. Мне бы Ивана Ивановича, чтобы разъяснил, показал». И Борис Семенович пошел мне навстречу. Иван Иванович Капустин, на место которого назначили меня и которого в эти дни ставили на более высокую должность, был со мной неотлучно на нескольких первых испытаниях, и только, когда он убедился, что я все понял, дал мне работать самостоятельно. Мне этот момент запомнился отношением директора к просьбам сотрудников, готовностью помочь, - вспоминает Сергей Федотович Карев.

. . .

А стройки росли. Возводились не только жилые кварталы, но и пищевые предприятия, например, теплица в Амурске, теплицы на ТЭЦ-1 и на Ленинградском шоссе (восемь гектаров грунта!) И здесь тоже главное слово для тепловиков было – «быстрее!»

Борис Семенович помнит, как запускали свинокомплекс. Подключали его, еще не приняв на баланс. Каждый день директор приезжал на заседания штабов по возведению этих объектов, где его очень торопили с пуском тепла.

Еще одна из громких ударных строек - Дальневосточный передельный металлургический завод. Трассу к нему вели, но еще не введенный в строй водовод ТЭЦ-3 не давал возможности пустить в него воду. Какой выход? На совещании краевого уровня Борис Семенович предложил: надо провести перемычку километра в полтора между двумя теплотрассами. Это решение было одобрено тут же на месте, перемычка построена и в кратчайший срок ударная стройка получила тепло.

6.jpg

АВАРИИ – ТОЖЕ ШКОЛА

А период семидесятых запомнился частыми авариями. Существовавшие мощности были рассчитаны на определенное количество объектов. Но отстраивались новые, и для того, чтобы передать на них тепло, работники ТЭЦ вынуждены были поднимать давление в теплопроводах выше проектных мощностей, выше возможностей старых, изношенных трасс. Это зачастую и приводило к порывам.

- В семидесятых годах, если случался порыв на трубе, об этом узнавали жители не одного-двух домов, а целого района, - вспоминает Борис Семенович. – Потому что отключать приходилось обширные участки. Схема теплотрассы была такова, что не позволяла изолировать место аварии. Это накладывало особую ответственность при проведении ремонтных работ. Тепловики стремились как можно быстрее ликвидировать порыв, исключить сброс, так как любой сброс - это тоже утечка.

Доводилось директору оставаться ночами на предприятии, дежурить с диспетчерами, ездить на место аварии. Работали городские штабы, на которых приходилось отчитываться, объяснять, почему «допущено», что сделано по каждой ситуации. Руководители города и сами частенько наведывались на аварийный участок с проверкой, контролировали ведение работ.

- Борис Семенович с главным инженером Анатолием Григорьевичем Сергеевым неизменно находились на аварийном участке, будь то мелкий порыв, или крупный. Приедут, сами все осмотрят, дадут дельный совет. Если надо, договорятся, например, с водоканалом, другими организациями на предмет поставки специальной техники. И находятся с нами до самого последнего момента, пока авария не будет устранена, - вспоминает Сергей Федотович Карев.

- А если не находишься вместе со сварщиками в траншеях и еще не видел причину аварии, что подсказать, посоветовать? Мне в такие минуты очень помогал опыт слесаря, опыт станочника. Считал и считаю, что человека, закончившего институт и имеющего диплом инженера, просто необходимо ставить на рабочую должность. Проверь себя в качестве рабочего на производстве хотя бы с полгода. Это позволит вникнуть во все тонкости, научит, и как стружку снимать, и как лопатой махать, - уверен Борис Семенович.

- Борис Семенович, пройдя путь от рабочего до директора, знал о своем производстве все. Он каждую трассу знал досконально. Его ни в каком вопросе не обманешь. Он никогда не шумит, не ругает, а сначала сам проедет по трассе, а потом с нас спрос ведет. Но и мы были хитрые, тоже раненько утром проезжали по трассе, к его вопросам тщательно готовились, - продолжает Сергей Федотович Карев.

. . .

В периоды частых аварий остро встала еще одна проблема: приходилось по несколько часов на морозе заниматься ремонтом. Погреться было негде, разве что в машине. Поэтому пришли к мысли делать передвижные будки. Цепляли такой бокс за машину, и он катил к месту аварии вместе со всей бригадой. В нем тепло, есть сиденья, возможность передохнуть, согреться.

Постепенно была внедрена и система заглушек, позволяющая отрезать аварийные участки и производить на них работу, не отключая большие микрорайоны от тепла.

Позднее надежность теплопроводов повысилась и благодаря новым технологиям укладки труб, и более высокому качеству материалов. Трудозатраты, конечно, при этом росли, и габариты траншей требовались другие. Зато порывов стало значительно меньше, а значит - меньше затрат на ремонты.

Капитальный ремонт трасс тоже делали практически сами, без помощи подрядчиков. Это добавляло сложностей и руководству, и рабочим предприятия.

- Мы один раз отключили винзавод, который находился на улице Кирова. Перед этим, как положено, дали знать руководству завода: мол, необходимо делать ремонт, придется вас отключить от тепла. В назначенный час так и сделали. И тут меня вызывает Александр Романович Буряк: «Почему отключили?» «Плановая подготовка к зиме», - отвечаю. «А вы знаете, что нанесли ущерб городу?! Вы должны думать на эту тему!» С продажи алкоголя налог был приличным, а мы своими действиями доходы тормознули, - смеется Борис Семенович.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ РАБОЧЕЙ СМЕНЫ

- За зданием, которое сейчас принадлежит тепловым сетям, раньше зиял пустырь с полуразрушенными бесхозными сараями, в которых хозяйничали крысы. Приезжает начальство: «Ну как вы допустили такое безобразие!?» А я говорю: «Отдайте мне эту территорию, вы ее очень скоро не узнаете». Михаил Иванович Тищенко тут же распорядился: «Отдать ему территорию!» Вот так и получилось, что другие годами просят, нашему предприятию так отдали, - рассказывает Борис Семенович. - И мы начали ломать эти сараи, отстраивать свои помещения. Пристройка получилась широкой и длинной. И замечательная спортивная площадка уместилась на ее крыше. Только размеры у нее вышли нестандартные. Но мы решили: для любительского хоккея в самый раз! И залили на крыше каток! Спорт был в те годы главным увлечением молодежи. На льду крыши устраивались настоящие баталии. Две команды сражались за победу - «Тепловик» и «Механизатор». Игроки - в майках, разрисованных штатным художником. Все по-настоящему. Люди устраивались на уровне третьего этажа и превращались в яростных болельщиков. В субботу и воскресенье что тут у нас делалось! Приходили все! Старшее поколение обижалось на молодежь, мол, та не дает времени поиграть.

7.jpg

Конец рабочей смены, пять часов - только начало новой жизни коллектива. Коньки, хоккей, футбол! Да и в обеденный перерыв все на спортплощадке, на катке.

- Замечательно, что с тех лет в нашем коллективе кипит спортивная жизнь. Молодежь, приходя сегодня на предприятие, это обстоятельство считает порой основополагающим. Я помню ту первую хоккейную коробку на крыше. Две команды рубились так, что доходило порой до травм. Борис Семенович слыл азартнейшим хоккеистом. В атаке валил всех. Так мог к борту прижать! У нас и сейчас есть спортивная коробка, тренажеры, зал для волейбола. Устраиваем соревнования по футболу, теннису, - рассказывает диспетчер Виктор Иванович Пономарев.

8.jpg

РАЗВИТИЕ ВОПРЕКИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

В восьмидесятые-девяностые, когда другие предприятия города испытывали огромные трудности, а то и закрывались, Комсомольские тепловые сети оставались редким исключением и, вопреки общей тенденции, продолжали развиваться. В эти годы были возведены новые магистрали, отстраивались новые площади предприятия и оснащались современным оборудованием, даже осваивались непрофильные виды деятельности.

К началу девяностых количество потребителей удвоилось, а протяженность тепловых сетей увеличилась на 60 километров, диаметр трубопроводов, который прокладывали тепловики, теперь достигал пятисот, а то и семисот-восьмисот миллиметров.

- При ремонте теплотрасс и оборудования получили применения новые материалы и технологии, позволяющие восстанавливать изношенные части оборудования и арматуры без их замены. Так использование пенополиуретановой тепловой изоляции на теплотрассе № 23 привело к снижению потерь тепловой энергии порядка 50 тысяч Гкал с экономией денежных средств более 50 млн. рублей, - акцентировал свое внимание на этом важнейшем моменте Генеральный директор ДГК В. М. Левит в ходатайстве о присвоении Борису Семеновичу звания «Почетный гражданин города Комсомольска-на-Амуре».

Теплосети не имели право даже в такой тяжелейший момент, каким были девяностые, кивать на кризис и останавливаться в своем развитии. Теплосеть должна была оставаться надежной в любой реальности, а для этого необходима постоянно поддерживаемая техническая база, высокопрофессиональный кадровый состав. И именно в эти годы на предприятии была построена ремонтная база, по уровню возможностей превосходившая аналогичные базы отрасли.

- Мы с большим трудом выбили в Москве разрешение на ее строительство, - говорит Борис Семенович. - Команда, которая занималась возведением ремонтно-эксплуатационного участка, была нацелена на максимальный результат. Я старался своих людей подталкивать к тому, что все, что мы делаем, - это нужно для развития предприятия, для города. Я, если назначал людей на то или иное дело, то и помогал, как мог. Так было и во время строительства ремонтно-эксплуатационной базы, за которое отвечали Евгений Борисович Ончуров, мой сын, и Константин Вениаминович Дмитриев. Я мало сидел в кабинетах. Большую часть времени проводил по рабочим местам. И на этом строительстве бывал чуть ли не каждый день. Собирали стихийные совещания: «Что по поводу этой задачи думаете? Как планируете завозить, где разгрузить? Давайте посоветуемся». Порой коллективно поворачивали к мысли отойти от проекта в пользу практических соображений, которые подсказывал опыт. А то и поспорим, и покричим. Глядишь, что-то получается.

9.jpg 10.jpg

- Кто видел готовую ремонтно-эксплуатационную базу, облизывался. Просторно, красиво, оснащено всем лучшим. Ее мощности позволяли делать для температурных расширений сальниковые компенсаторы. В свое время это было ноу-хау. Освоили их выпуск не только для себя, но поставляли и на другие предприятия. Там есть участок строительства и капремонта трасс, есть участок арматуры, участок техники. Это очень хорошее обеспечение, - с удовольствием говорит о базе Виктор Иванович Пономарев.

- Помню, заместителя министра топлива и энергетики, а с ним генерального директора РЭУ «Хабаровскэнерго» Владимира Александровича Попова водили по только что сданному объекту, - рассказывает Борис Семенович Ончуров. - Обойдя его цеха, замминистра не сдержал удивления: «Я бывал во многих тепловых сетях, но такой базы близко ни у кого нет». Большую школу при ее строительстве прошел мой младший сын Евгений Борисович. Руководил службой механизации и автотранспорта теплосетей старший - Игорь Борисович. За сыновей я спокоен как за профессионалов. Но жизнь тяжелая штука. Не могу смириться с отъездом старшего сына в другие края. Мне кажется, лучше места работы, чем наши теплосети, просто нет.

Что мне нравится в моих сыновьях? Да мне в моих сыновьях все нравится. Мне нравится, что они полюбили тепловые сети.

У КАЖДОГО СВОИ СЕКРЕТЫ

В девяностые тепловики занялись и несвойственным для себя делом - заготовкой леса. На базе аварийно-ремонтной службы построили для этой задачи лесопилку. С Александром Васильевичем Коломыцевым, руководителем Комсомольского района, Борис Семенович делал вылеты на вертолете в поисках участка, пригодного для вырубки леса. Потом на присмотренный участок выезжали уже на машинах, организовывали работу. Предприятие удовлетворяло свои потребности в древесине – 500-800 кубометров в год, давало древесину на ТЭЦ-2, где деревообрабатывающие цеха выпускали доску и отправляли в Хабаровск. Лес заготавливался и на экспорт.

- Говорю генеральному: «Нужен трейлер, нужны экскаваторы, машины». «А ты выбивай технику у должников», - посоветовал он. Так и пришлось делать. Предприятия отдавали нам долг за тепло не деньгами, а техникой. Как-то надо выходить из положения, приспосабливаясь к жестким условиям девяностых. А среди должников были крупнейшие заводы Комсомольска-на-Амуре. Директора приезжали ко мне, чтобы обсудить схему оплаты долгов. Я всегда подходил с пониманием. Ну как отключить судостроителей? Или сталеваров? Иду навстречу, нахожу возможность дать тепло. Хотя в Хабаровск начальству рапортовал: «Должник отключен»… Всякое бывало, - раскрывает теперь секреты Борис Семенович.

- Он всегда был корректен и часто немногословен. Его крылатая фраза «Вы, пожалуйста, найдите возможность заплатить долг» обезоруживала всех. …Он, беря на себя ответственность, неоднократно висел на волоске от неминуемого увольнения за невыполнение грозных указаний … в краевой столице. Мы, руководители, прошедшие и устоявшие в те лихолетья, знаем цену Борису Семеновичу и безмерно ему благодарны, - писал позже в ходатайстве на звание «Почетный гражданин города Комсомольска-на-Амуре» генеральный директор ЗАО «Стройсталь» А.В.Сокачев.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЬЯ

В те годы пришлось освоить еще один непрофильный вид деятельности – возведение жилых домов.

- На совещании у генерального директора сказано: надо строить жилье, - вспоминает Борис Семенович. - Я пошел в городской отдел архитектуры, попросил готовые проекты. Мне предоставили проект в два этажа. Это был наш первый дом на улице Котовского. Все было новым в этом зачине, но основные трудности нас поджидали не на строительной площадке, а на… собраниях жителей соседних домов. Они активно выступали с категорическим протестом. Опасались, что от нашего строительства пострадает дворовое благоустройство. Мы клятвенно пообещали навести уют после сдачи дома. И обещание свое выполнили. Не успели построить этот 18-квартирный дом, нам предложили новую стройку. Опять нанимали на работу строителей, а также сами принимали участие в возведении домов. Это был дом уже на 35 квартир, а следующий - на улице Гагарина - уже на 80 квартир. Потом мы начали строительство 108-квартиного дома… Хозспособом тепловики построили два здания и были заказчиками еще трех домов. В общем, за четыре года мы полностью ликвидировали на своем предприятии очередь на получение жилья. Это было огромным достижением! В те годы редко какое предприятие могло похвастать тем же.

Возможность получить отдельную квартиру делало трудоустройство в теплосети очень привлекательным. Мы уже могли присматриваться к претендентам на вакансию, выбирать. Кадровый состав был очень качественным.

. . .

При Борисе Семеновиче организовались новые эксплуатационные районы на предприятии. И каждый располагается в комфортных для труда условиях. На базе котельной, расположенной по улице Ленинградской, обосновалось помещение для Ленинского эксплуатационного района, здесь созданы все условия для эффективной работы: оснащенные всем необходимым производственные участки, бытовки, гараж. Штат Северного эксплуатационного района разместился в помещении аварийно-ремонтной службы. Центральный размещается на улице Пендрие. Четвертый эксплуатационный район - в городе Амурске – также имеет отличную производственную базу. И в этом видна рука Бориса Семеновича Ончурова, его забота о людях, о деле.

Развитие получали и другие службы предприятия. Например, цех тепловых сетей уже и раньше реализовывал тепло службам заказчика. Но к двухтысячному году понадобилось организовывать специальный отдел - отдел сбыта, занимающийся реализацией энергии населению. Сегодня здесь работает штат крепких профессионалов, юристы, бухгалтера, другие специалисты. А когда все только начиналось, директору приходилось вникать во многие мелочи, обучать персонал, обустраивать рабочие места. Впрочем, как и всегда, при организации чего-то нового директор предприятия первым стремился всему научиться, вникнуть в суть.

СОСЛУЖИВЦЫ

- Я часто вспоминаю своих сослуживцев, и тех, кто рядом, и тех, кого уже нет, - признается Борис Семенович. - Вспоминаю с большим теплом экскаваторщика Александра Дмитриевича Джафарова, начальника Центрального эксплуатационного района Ивана Григорьевича Барановского. Он, кстати, стоял у истоков организации своего района. Он был старше меня, опытнее и нередко подсказывал правильные решения. А я перенимал опыт у всех, кто мог его мне дать. Всегда с добротой думаю о замечательном диспетчере Викторе Ивановиче Пономареве. Работа тепловых сетей не сбавляет диспетчеру напряжения круглый год. Хороший диспетчер держит в голове режим станций, схему теплотрасс, он готов к любым нештатным ситуациям. Виктор Иванович как раз и является таким специалистом, ему помогает опыт, который он получил еще на ТЭЦ-1. Вместе с ним мы устраивали персоналу теоретические тренировки: придумывалась задача «авария на таком-то месте трубопровода, что делать?» Такие практические занятия растили навык и выручали в сложных ситуациях, которые случались уже в реальности, а не на тренировках.

11.jpg

Двадцать пять лет рядом со мной был главный инженер Анатолий Григорьевич Сергеев. Мы и начинали параллельно. Я был начальником цеха, а он - начальником лаборатории. А позже, став директором, я назначил Сергеева главным инженером. Он был очень любознательным, въедливым профессионалом. Мы часто спорили, почти ругались: так или не так делать то-то и то-то. Я в нем ценил и прямоту, и грамотность. И сейчас трудно вспомнить, кто из нас первым предложил ту или иную идею из тех, что мы потом воплотили вместе. Все они рождались в общих спорах и обсуждениях. Мы реализовали многое в производственной сфере, занимались строительством и водогрейной котельной, и трассы в Привокзальный микрорайон, и на аварии вместе выезжали. Это было надежное плечо. После рабочей смены мы частенько вместе объезжали магистрали.

- Садимся в машину – и по трассам. Обследовали вдвоем буквально каждую тепловую камеру, а их тогда было больше 250… Пришли к пониманию необходимости вынесения труб на поверхность. Это был уже новый этап развития сетей. ( Из воспоминаний А.Г.Сергеева к 45-летию предприятия)

- А, если говорить о социальных вопросах, - продолжает Борис Семенович, - вспоминается наша общая с Сергеевым задумка - сделать стадион на крыше. Еще одна наша общая идея - достроить третий этаж на двухэтажном здании управления, где расположить диспетчерскую службу, кабинеты директора и главного инженера. Я, помню, настаивал тогда: диспетчерская займет половину этажа. Диспетчерская - это для тепловых сетей всё! И там должны быть созданы все условия для максимально результативной работы. Мне даже хабаровские коллеги при встрече с нескрываемым восхищением говорили: «Мы были у вас, у вас такая диспетчерская!»

- Если Борис Семенович что-то решил, в обратном убедить его очень трудно. Но случалось и такое. Порой, когда в технических спорах и у него, и у нас заканчивались аргументы, он вдруг говорил: «Ладно, делайте, там посмотрим». Потом наступало «посмотрим». Мы показывали свое решение, свою схему. Если он молча кивнул, мы были довольны: это означало полное признание, - вспоминает Виктор Иванович Пономарев.

О КОЛЛЕКТИВЕ – С ЗАБОТОЙ

Когда человеку создаешь хорошие условия, он и трудится с особым настроением. Все сделает для общей пользы. В девяностые, например, удешевляли обеды в производственной столовой за счет пойманной своими силами рыбы.

- «Надо двести хвостов для столовой», - ставил задачу Борис Семенович на совещаниях. - Тогда многие работники предприятия рыбачили. Откликались на мой призыв, привозили кету. Мы ее разделывали, заготавливали впрок. То же и с овощами. Их доставляли по бартеру. В девяностые это было распространенное явление. Создавать условия для работы – а она у нас очень сложная и порой далека от комфорта – очень важная задача руководителя.

Внимание к работнику, забота о нем – это и сегодня на предприятии норма.

- Сегодняшняя традиция отмечать в день профессионального праздника заслуги работников восходит истоками к директорству Бориса Семеновича, - считает Виктор Иванович Пономарев. - К этому торжественному моменту мы определяем лучшего по профессии, лучшего в общественной жизни, в спорте. Борис Семенович награждал всех, кто отличился, скажем, на устранении аварии, или на строительстве. И сегодня руководители обязательно отметят того, что проявил себя. Например, в свое время были награждены все, кто активно участвовал в спасении города от наводнения. Тепловики знают, что их труд, их успех не останется незамеченным, им вручат премию или грамоту. Это приятно. Такие торжественные собрания часто сопровождаются концертами. Самодеятельность тоже берет начало из прошлых лет. Так что традиции, заложенные Борисом Семеновичем, продолжаются.

12.jpg

ТРУД ЦЕНЕН ВСЕГДА

В музее предприятия один из ценнейших для Бориса Семеновича экспонатов - знамя «Предприятие Коммунистического труда».

13.jpg

- В соревновании среди энергетиков, организованном министерством, мы подряд каждый квартал занимали призовые места. И получили в итоге такое высокое звание, - гордится Борис Семенович. - Приезжали представители из Москвы, вручали нам его в торжественной обстановке. И сегодня это знамя – не столько символ той эпохи, сколько вещественное олицетворение самоотверженности и трудолюбия моих соратников, моих коллег-тепловиков. Какое бы время ни было, труд ценен всегда. До сих пор помню, как люди приходили ко мне, интересовались: «Ну что, как мы квартал отработали? На каком мы месте?»

Коллективы тогда складывались на годы, текучесть кадров была маленькой, а работники были «заострены» на результат.

- Это заслуга Бориса Семеновича как руководителя, в том, что мы сегодня работаем без крупных аварий. Его руководство ознаменовало собой замечательный период, который дал нам задел на будущее. В конце восьмидесятых, начале девяностых годов предприятие отстроило много новых и заменило немало проблемных участков теплотрасс. В частности, старый центр города. Здесь тепловики обновили прокладку трасс №№ 1 и 2. Была введена долгожданная теплотрасса № 23, которая позволила котельной «Дземги» работать в экономичном режиме. Эта трасса связала в одну технологическую цепь ТЭЦ-3 и котельную. Котельная «Дземги» - это первый водогрейный котел, который выручил нас, разгрузив источники. А вспомните трудные годы: предприятия ради экономии тепла даже выходные чередовали по графику. Котельная, предложенная Борисом Семеновичем и оперативно построенная, в корне улучшила ситуацию. Мы успешно эксплуатируем этот котел до сих пор. Стратегически важна и тепловая трасса № 17, обеспечившая надежность Привокзального микрорайона. При Борисе Семеновиче активно менялись старые трубы, например, обновлена теплотрасса № 8, отработавшая до замены тридцать лет! Все эти целенаправленные усилия постепенно привели к главному – к надежному обеспечению города теплом, - подытоживает Виктор Иванович Пономарев.

14.jpg

ПОВОД ДЛЯ ГОРДОСТИ

Сегодня Борис Семенович - член Общественной Палаты Хабаровского края, член Общественного Совета при министерстве ЖКХ края, член Общественного Совета при главе администрации Комсомольска-на-Амуре. Он - Почетный гражданин Комсомольска-на-Амуре.

15.jpg

А на просьбу перечислить три основных дела за тридцать пять лет руководства предприятием, которыми гордится, Борис Семенович ответил:

- Как не гордиться аварийно-ремонтной службой? Как не гордиться базой с прекрасными условиями для работы и быта, которая функционирует сегодня в Амурске на месте полуразрушенной когда-то котельной? Как не гордиться базой, где обосновался Ленинский эксплуатационный район? Мы столько понастроили!.. Я даже не заметил, как они пролетели, эти тридцать пять лет… Иногда думаю, а что я хорошего сделал? Да вроде бы ничего особенного. Но и сегодня готов послужить родному предприятию.

Л.Н. Елисеева, серия книг о работниках СП "Комсомольские тепловые сети" филиала "ХТСК" ОАО "ДГК".



Гордость края - люди труда! 2017 - Год профсоюзной информации Научно-мониторинговый Центр «Трудовые конфликты» СПбГУП Аренда офисных помещений в здании Хабаровского краевого объединения организаций профсоюзов Санаторий "Уссури" - акции для членов профсоюза! Санаторий "Кульдур" - акции для членов профсоюза! Профсоюзная путевка со скидкой до 20% Профсоюзное телевидение
Наши организации
© 2011  
© 2008. Хабаровское краевое объединение организаций профсоюзов: 680000, г. Хабаровск, ул. Муравьева-Амурского, 4.