Главная Поиск Карта сайта Версия для печати
 

Подготовка Генерального трехстороннего соглашения на 2014-2016 годы: финальный рубеж

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Подготовка Генерального трехстороннего соглашения на 2014-2016 годы: финальный рубеж

В эти дни на завершающей стадии находятся переговоры по новому Генеральному соглашению между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и правительством РФ на 2014 - 2016 годы. 

Заместитель председателя ФНПР Нина Кузьмина рассказала “Солидарности” о достигнутых договоренностях и о тех разногласиях, которые еще можно урегулировать.

- Нина Николаевна, касаясь подготовки нового Генерального соглашения, на заседании Генсовета ФНПР 18 сентября вы сказали, что по всем несогласованным позициям ведется поиск приемлемых формулировок. Как обстоят дела сейчас?

- По ряду тем есть положительные подвижки. После 18 сентября у нас было несколько заседаний профильных рабочих групп Российской трехсторонней комиссии (которые соответствуют разделам Генсоглашения), а также сводной рабочей группы. На последнем заседании сводной рабочей группы 1 ноября стороны снова не договорились по острым вопросам и передали их решение на уровень координаторов сторон РТК.

- Самые острые вопросы - те, что касаются повышения доходов населения?

- Конечно. Основные разногласия были связаны с теми положениями Генсоглашения, которые прямо касаются заработной платы и доходов населения. Фактически сегодня осталось одно разногласие, но по самому для нас принципиальному пункту.

- Как продвигаются переговоры по доведению МРОТ до величины прожиточного минимума?

- Повышение минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума в течение 2014 - 2016 годов - предложение согласованное. И мы сразу пошли еще дальше, а именно указали новый ориентир для МРОТ, который должен стремиться к минимальному потребительскому бюджету (МПБ). Этот показатель примерно в 2 - 2,5 раза выше прожиточного минимума. Проще говоря, это минимальный уровень нормальной жизни.

На начальном этапе переговоров эта тема вызывала резкое отторжение как у Минфина, так и у работодателей. Но в настоящее время стороны согласились подготовить предложения по методике исчисления величины МПБ для трудоспособного населения и в субъектах, и в целом по РФ. То есть подвижка в этом вопросе у нас тоже есть.

- В июле Минтруд странным образом поддержал позицию финансового блока правительства РФ о включении надбавок и компенсационных выплат в МРОТ.

- Это и есть сегодня единственное разногласие. Профсоюзы, конечно же, против включения стимулирующих и компенсационных выплат в минимальный размер оплаты труда. Но Минфин, а за ним и Минтруд говорят о том, что на эти выплаты потребуется слишком много денег из федерального бюджета. Хотя представления о “слишком много”, во-первых, у сторон разные, а во-вторых, возражения нам не кажутся обоснованными.

Большая беда в том, что для экономического блока в российском правительстве заработная плата работников - это издержки, обременение. На самом деле в старой экономической стратегии, которая ориентировалась на внешний спрос, зарплата была издержками. Сейчас экономический рост в России (и не только в России) можно стимулировать только за счет спроса внутреннего. Именно поэтому работники должны иметь достойную заработную плату. Например, в Китае уже давно нет такого “конкурентного преимущества”, как дешевый труд. Напротив, работники китайских фабрик и заводов получают очень приличные деньги, превышающие доходы их коллег в России. За счет стимулирования внутреннего спроса Китай по-прежнему быстро развивается. У нас же труд 64% наемных работников оплачивается по “цене” ниже “себестоимости” рабочей силы, а этой “себестоимостью” является как раз минимальный потребительский бюджет.

“Благодаря” лоббистским усилиям работодателей, которым выгодно на рабских условиях тащить рабочую силу из Средней Азии, в головах российских чиновников держится устойчивое заблуждение, что труд - не экономическая категория, что издержки в первую очередь надо сокращать за счет оплаты труда и т.д. Пока будет так, ни о какой модернизации производства можно даже не мечтать.

- В сентябре Генсовет очень подробно обсуждал проблемы Крайнего Севера и приравненных к ним территорий.

- Это шестой раздел Генсоглашения, и здесь у нас было одно существенное разногласие. Оно касается не только северных территорий. (По чисто “северным” обязательствам разногласий в сентябре уже не было.)

Речь идет о снижении федерального стандарта максимально допустимой доли собственных расходов граждан на оплату жилья и коммунальных услуг в совокупном доходе семьи. Сегодня те домохозяйства, в которых оплата ЖКУ составляет больше 22% в семейном доходе, имеют право на субсидию из регионального бюджета. А средства на эту субсидию региону при необходимости выделяет бюджет федеральный. Если в региональном бюджете денег достаточно, то в конкретном регионе планка для оказания помощи домохозяйствам может составлять и 8, и 10, и 12%. (Регионы это делают в том числе для того, чтобы не копились долги населения за ЖКУ.) В среднем по стране этот показатель составляет 15%.

В самый последний момент стороны договорились о том, чтобы внести в Генеральное соглашение другую формулировку этого пункта - о совершенствовании механизмов оказания финансовой помощи гражданам для оплаты жилья и коммунальных услуг, имея в виду, что стандарт доли собственных расходов домохозяйств на оплату ЖКУ - не единственный инструмент финансовой поддержки граждан.

- Давайте, может быть, вспомним о других позитивных договоренностях в рамках будущего Генсоглашения?

- Из соглашения убрали тему производственных советов. Стороны договорились рассматривать при заключении отраслевых соглашений и коллективных договоров вопросы дифференциации и прозрачности заработной платы различных категорий работников, включая административно-управленческий персонал.

Мы вышли на согласованную формулировку по поддержке моногородов. Сегодня инструменты поддержки моногородов рассредоточены по разным государственным программам, которые выполняются разными федеральными органами исполнительной власти. Мы предложили собрать все эти инструменты “в один ящичек” (условно назвав его федеральной целевой программой), который бы обеспечивал координацию системных и оперативных действий органов власти по обеспечению стабильного развития моногородов. Предложение было поддержано, есть даже соответствующие поручения президента Российской Федерации и председателя правительства. Благодаря нашим настойчивым увещеваниям на всех совещаниях и заседаниях теперь средства из федерального бюджета на поддержку моногородов будут выделяться ежегодно.

Правда, проект Генсоглашения прошел “редакторскую правку”. “Усовершенствованный” текст мы на днях получили. По некоторым пунктам можно начинать переговоры заново, потому как “редакторы” исказили их до неузнаваемости. Но это дело поправимое.

- Три года назад Генсоглашение было подписано, как говорится, “на флажке”, 29 декабря 2010 года. Насколько сейчас стороны близки (или не близки) к подписанию нового документа?

- В 2010 году переговоры действительно шли очень трудно, стороны вязли и буксовали на каждом шагу. Когда стало понятно, что прийти к договоренностям не удастся, на Генсовете ФНПР 1 декабря было решено соглашение в такой редакции не подписывать. 10 декабря на заседании РТК стороны снова разругались и окончательно зафиксировали разногласия.

Однако дальше события развивались стремительно: после известных событий - 11 декабря 2010 года на Манежной площади и 15 декабря у ТЦ “Европейский” у Киевского вокзала и в его окрестностях - тогдашний координатор РТК Александр Жуков созвал экстренное совещание глав сторон РТК. Были найдены приемлемые для нас формулировки спорных пунктов.

Сегодня ситуация иная. Согласно изменениям, внесенным в 47-ю статью Трудового кодекса, переговоры по Генсоглашению могут вестись не дольше шести месяцев. Срок переговоров истекает 8 января будущего года. До этой даты стороны обязаны подписать документ в согласованной части - даже с протоколом разногласий.

- Как оно будет действовать, оно же будет неполноценным?

- В согласованной части оно будет полноценным. Надо определиться с действиями сторон по разногласию - останется ли оно в протоколе и без движения, или мы будем продолжать переговоры в поисках компромисса.

- Мы отмечали на страницах “Солидарности”, что некоторые решения Минтруда, мягко говоря, вступают в противоречие с интересами человека труда. Так же считают многие наши коллеги по профсоюзной линии.

- Когда Министерство труда было воссоздано, мы ничего другого и не ожидали и предупреждали наших коллег о том, что Минтруд на первых порах будет вести себя, как маленький ребенок, который только учится ходить. Дело в том, что последние 20 лет у нас в стране практически не готовили экономистов-трудовиков. Студенты выбирали “модную” специализацию - управление персоналом. В русле спроса меняли учебные программы кафедры экономики труда в вузах. Но управление персоналом и экономика труда - это настолько же разные специальности, насколько разные футболист и шахматист, хотя и тот, и другой - спортсмены.

При этом экономист по труду важнее, чем финансист, макроэкономист и так далее, потому что труд - важнейшая экономическая категория. Но люди, которые сегодня определяют экономическую политику в стране, воспитаны в пренебрежении к этому фактору производства. Отсюда хроническое непонимание азбучных, в общем-то, истин - что способность человека к труду, как товар особого рода, не может оплачиваться ниже “себестоимости” в течение двух десятков лет, что это провоцирует сокращение предложения на рынке труда, дефицит квалифицированных кадров и так далее.

Понимания этого нет у Минфина и Минэкономразвития, у них по-прежнему зарплата идет в одном ряду с “неэффективными” тратами - пособиями и другими выплатами социально уязвимым группам граждан. А Минтруд, увы, под них “прогибается”, хотя в силу своей миссии это должно быть самое главное министерство в стране.

- Возвращаясь к проекту Генсоглашения: развязки в переговорах будем ждать 8 января?

- Зачем ждать? Разногласие зафиксировано на переговорах координаторов сторон. 11 декабря состоится Генсовет ФНПР, где нам всем нужно будет в буквальном смысле посоветоваться о том, как быть дальше. Координатор РТК, вице-премьер правительства Ольга Голодец не хочет, чтобы Генсоглашение было с разногласием. От соглашений с разногласиями многие отвыкли за 10 лет. Тем не менее ничего особенного в этом нет. Другое дело - не хотелось бы, чтобы это разногласие зависло без движения на три года или чтобы правительство, пользуясь этим, принимало волевые решения, игнорируя позицию профсоюзов.

Наверное, можно попытаться втащить это разногласие в основное тело соглашения (пока не представляю как, у меня есть упертость, основанная на сознании абсолютной правоты профсоюзной позиции). Хотелось бы услышать на Генсовете все точки зрения, чтобы принять общее решение, и каким оно будет - не могу спрогнозировать. Да и работа по проекту Генсоглашения продолжается, а ситуация порой развивается очень динамично.

Глеб Савин, Центральная профсоюзная газета "Солидарность".

4.12.2013 г.

Возврат к списку


Гордость края - люди труда! 2017 - Год профсоюзной информации Научно-мониторинговый Центр «Трудовые конфликты» СПбГУП Аренда офисных помещений в здании Хабаровского краевого объединения организаций профсоюзов Санаторий "Уссури" - акции для членов профсоюза! Санаторий "Кульдур" - акции для членов профсоюза! Профсоюзная путевка со скидкой до 20% Профсоюзное телевидение
Наши организации
© 2011  
© 2008. Хабаровское краевое объединение организаций профсоюзов: 680000, г. Хабаровск, ул. Муравьева-Амурского, 4.